Цыгане, кладбище и море: истории купивших жилье за рубежом россиян

Агентства недвижимости часто предлагают покупать жилье за рубежом, представляя это как отличный способ вложения денег. Мы попросили реальных покупателей рассказать, с чем им пришлось столкнуться

Город Брайтон расположен на южном побережье Англии

Фото: Из личного архива

Агентства недвижимости, продающие жилье за рубежом, часто рисуют своим клиентам картины райской жизни: цены в разы ниже российских, за окном — море, доходный бизнес от сдачи в аренду и отличный способ инвестиций. Однако когда дело доходит до реальных сделок, все может оказаться не совсем так, как в рекламных предложениях.

РБК нашел трех россиян, которые недавно купили квартиры за границей, и попросил их рассказать, зачем они это сделали, с какими трудностями столкнулись и довольны ли результатом. По просьбе героев мы не указываем их фамилии (они известны РБК).

Ремонт по цене покупки

Станислав, 30 лет, Будапешт, Венгрия

Цена покупки: 2 млн руб.

— К 2015 году у меня скопилась небольшая сумма, которую хотелось куда-то вложить. Сначала планировал купить жилье в Подмосковье, но друзья посоветовали обратить внимание на Венгрию. Квартиры там и правда стоили поразительно дешево: как раз тогда в стране случился ипотечный кризис (граждане Венгрии набрали кредитов в швейцарских франках, который в одночасье подорожал к местной валюте на 21,1%).

Поэтому мне удалось за 2 млн руб. (по курсу 2015 года) купить квартиру площадью 40 кв. м в районе Йожефварош — это самый центр Будапешта, недалеко от здания парламента. Жилье расположено в красивом доме 1900 года постройки. Весь процесс покупки занял не больше четырех дней, в нем участвовали риелтор и юрист. Первому платить не пришлось — так устроена продажа квартир в Венгрии, что эти расходы ложатся на продавца. А вот услуги юриста обошлись в 1,5% от стоимости квартиры. Но это оправданно: он, по сути, ведет всю сделку, рассказывает, какие бумаги и куда надо отнести, договаривается о встречах. Кроме того, благодаря ему решается вопрос с языком — в Венгрии далеко не все говорят по-английски. Например, в банках им почему-то часто владеют только охранники.

Фото: flickr.com/almodozo

Через четыре дня после первого просмотра квартиры мы с продавцом подписали предварительный договор. Я внес предоплату — 10% от стоимости квартиры. Дальше пришлось ждать два месяца — пока местные власти дадут разрешение иностранцу купить жилье здесь. Это стандартная процедура, и проблем с ней не возникло. Оставалось только привезти оставшуюся сумму продавцу — на мой взгляд, это проще, чем переводить деньги из России: большие комиссии, нужно собрать кучу документов. Кстати, открыть счет в венгерском банке — целая эпопея. Мне отказали в нескольких крупных банках, несмотря на документы о владении квартирой. В итоге счет согласились завести в ОТП, о чем в России я предпочел не сообщать.

С этого счета я плачу за содержание квартиры, по российским меркам выходит немного. В Венгрии плата за коммунальные услуги состоит из двух частей: обязательной — €1 за кв. м, то есть в моем случае €40 в месяц, — и частной. Она меняется в зависимости от того, сколько электричества и воды вы потратили. Мне повезло: в моем доме отопление электрическое. Это отдельная история: тарифы днем гораздо дороже ночных, поэтому многие покупают специальные «накопительные» батареи. Они заряжаются ночью и расходуют тепло днем. Некоторые выбирают квартиры, где отопление газовое: газ дешевле электричества. Вот только коммуникации там зачастую старые, и их приходится менять за свой счет. Моим друзьям недавно пришлось выложить за смену газовой колонки и всех сопутствующих устройств полмиллиона рублей.

Еще один важный момент — цыгане. То есть я ничего не имею против, конечно. Вот в моем доме, например, живет несколько семей — и ничего. Ну разве что странно видеть, например, как во дворе в самом центре города ребенок моется в тазу — в Москве я такого давно не встречал. Но дело в другом: если в соседней квартире живет табор — это, вполне вероятно, муниципальное жилье. А если в вашем доме есть такие квартиры, прогноз печальный: город будет ремонтировать дом в последнюю очередь. Я на это напоролся.

Вообще ремонт, даже в своей квартире, — это большая проблема. По закону если его делает «официальная» бригада, налог составляет 27% от стоимости работ. Можно нанять неофициальную — но все соглашения будут на словах, и рабочим ничто не помешает в разгар процесса бросить вас ради более выгодного объекта.

Сейчас я как раз столкнулся с подобной проблемой, поэтому ни жить в квартире, ни сдавать ее невозможно. Когда ремонт закончится, я надеюсь все-таки найти арендаторов — помесячно или на сутки. Сомневаюсь, что на этом можно разбогатеть. В Будапеште масса подобных предложений, и вряд ли я смогу зарабатывать больше €200–300 в месяц. Но этого хватит на покупку билетов из Москвы в Венгрию и оплату коммунальных услуг».

Квартира в белых тонах

Кирилл, 31 год, Брайтон, Великобритания

Цена: 250 тыс. фунтов

«Нам с женой посчастливилось найти работу в Великобритании, поэтому мы перебрались сюда в 2011 году. У русских людей есть привычка: жить во что бы то ни стало в своем, а не снимать — как большинство иностранцев со средним достатком. Поэтому через три года после переезда было решено купить квартиру.

Город Брайтон, где мы начали присматривать жилье, расположен на южном побережье Англии. Здесь два университета, море и песчаные пляжи — так что спрос на недвижимость высокий, цены — тем более. Поэтому найти что-то подходящее было непросто.

Мы едва ли не круглосуточно мониторили сайты для поиска жилья (Rightmove и Zoopla): хорошие варианты расхватывают через минуты после публикации. Как оказалось, это была удачная идея. Наша квартира — просторная, трехкомнатная (или 2-bedroom flat — в Англии жилье называют по количеству спален) в доме постройки 1936 года — появилась на сайте в полночь. Стены — белые, на полу — ковролин. В общем, можно въезжать и жить. Мы не стали ждать и тут же связались с агентом квартиры, и после нескольких просмотров сделали продавцу предложение о покупке — офер.

Фото: Из личного архива

Это стандартная для Англии процедура: хотя офер оформляют юристы обеих сторон, он ни к чему не обязывает, поскольку не имеет юридической силы. Поэтому принято делать несколько таких предложений одновременно. В каждом покупатель указывает, когда он готов закрыть сделку, сколько может заплатить. Часто в офере пишут сумму меньше той, которую запрашивает продавец. Кроме того, необходимо расписать, как у вас обстоят дела с финансами. Например, если вы планируете взять ипотеку, к оферу надо прикрепить согласие банка выдать ее.

Это — как раз наша история. На момент покупки квартира стоила 250 тыс. фунтов. Средств не хватало. Поэтому мы отдали продавцу депозит — 60 тыс. фунтов, а на оставшуюся сумму взяли ипотеку. Банк HSBC выдал ее на 15 лет под 3,1% (это фиксированная ставка на пять лет, потом ее могут снизить до 2%). Сейчас мы платим 1 300 фунтов в месяц.

Дальше все предельно просто: HSBC перевел сумму кредита на счет моего юриста, а тот в свою очередь отправил их на счет юриста продавца. Сделка состоялась. После этого мы оплатили гербовый сбор — 1% от стоимости недвижимости, и через некоторое время стали собственниками квартиры.

На этом затраты на жилье, конечно, не закончились. Сейчас ежемесячный муниципальный сбор для нас — 145 фунтов, сбор за ремонт и содержание дома — 2,2 тыс. фунтов в год, а коммунальные платежи — 50 фунтов в месяц. Но квартирой мы более чем довольны.

С видом на горы и кладбище

Ольга, 30 лет, Несебр, Болгария

Цена: €30 тыс.

Я стала присматривать жилье в Болгарии в 2011 году, когда появилось немного свободных средств. Был вариант купить дачу в Подмосковье, но я решила найти что-то у моря — цены примерно одинаковые. Скажу честно: выискивала самые дешевые варианты — до €30 тыс., чтобы не пришлось залезать в кредиты.

Вариант быстро нашелся на сайте компании, которая занималась болгарской недвижимостью. Это был недостроенный жилой комплекс «Бора-бора», который обещали сдать через год. По описанию место казалось едва ли не райским: в 100 метрах от дома — море, из окна видны горы и «старый город» Несебр. На первом этаже застройщик обещал открыть кафе и небольшой магазинчик, а перед домом — посадить деревья. В описании на сайте говорилось, что за сдачу дома с запозданием выплатят компенсацию.

Фото: Из личного архива

Подписывать документы я приехала зимой, дома как такового не было — только стройка. Поэтому на здание я посмотрела издалека — подобраться ближе или внимательно исследовать окрестности было сложно. Застройщик Петр Младенов Стойчев казался очень милым: божился, что поможет с ремонтом и вообще рассыпался в любезностях. За разговорами мы подписали контракт, я заплатила всю сумму: €30 тыс. за саму квартиру и 10% — налог за передачу ее в собственность. Сделку закрыли.

На этом радужная часть истории заканчивается. Начнем с того, что дом сдали на 10 месяцев позже запланированного, но компенсации никто не дождался. Как выяснилось, ушлый застройщик подправил даты сдачи в контракте, который я подписала: они отличались от указанных на сайте как раз на 10–12 месяцев. Дальше — хуже. Войдя в квартиру, я обнаружила вдалеке за окном обещанные горы. Но все пространство между ними и домом занимало кладбище, о котором, конечно, никто не предупредил.

Пробираться к морю, которое действительно было в 100 метрах от дома, надо было через четырехполосную магистраль — без перехода или светофора поблизости. Два года на месте лифта в доме зияла открытая шахта, в общем коридоре бегали мыши. К слову, в Болгарии к площади квартиры прибавляют еще метры лестничной клетки (делят поровну между жильцами) и паркоместа. То есть я заплатила за 46 кв. м, хотя в самой квартире их только 38. Кафе на первом этаже нет по сей день: все пространство занимает огромный мебельный магазин, владелец которого — злополучный застройщик «Бора-Бора». Весь день у здания крутятся грузовые машины, а по вечерам перед ним сжигают коробки из-под товара. Благоустройство территории ограничилось тем, что площадку перед домом закатали в асфальт. Тем не менее за содержание дома я платила €300 в год.

Управлял домом (то есть отвечал за ремонт и уборку) сын застройщика. В Болгарии принято на всякий случай оставлять управляющему ключи, если уезжаешь надолго. Мне пришлось последовать традиции и, уезжая в Москву, я передала свои ключи ему. Вернувшись, я обнаружила, что в моей квартире кто-то жил. Последней же каплей стало то, что в 150 метрах от дома открыли городскую свалку.

После множества тщетных попыток мне удалось-таки обменять многострадальную квартиру с доплатой $25 тыс. на более просторную в приличном месте. Правда, она находится в комплексе, которым владеет все тот же застройщик — так что обслуживание дома оставляет желать лучшего. Но он оказался единственным покупателем — искал жилье для рабочих мебельного магазина. Вариантов не было: люди со стороны не соглашались купить мою старую квартиру — и их можно понять. Сейчас все более-менее в порядке, я провожу в Болгарии весь теплый сезон: с середины весны до ранней осени. Здесь чистый воздух, а под окнами сейчас нет ни свалки, ни мебельного супермаркета, ни кладбища».