Курс рубля на социальную справедливость: сколько он будет стоить и почему

Рубль то укрепляется, несмотря на падение нефтяных котировок, то падает без особых видимых причин. Чтобы правильно прогнозировать динамику курса, нужно учитывать не только цену нефти, но и другие не менее важные факторы.

Всю первую декаду августа рубль укреплялся относительно доллара на фоне дорожающей нефти. В последней декаде июля картина рынка соответствовала той же логике: рубль дешевел вслед за нефтью. Эту картину можно было бы назвать естественной, если бы не одно существенное «но»: если брать картину за лето в целом, рубль продемонстрировал чудеса устойчивости на фоне существенно упавших нефтяных цен — многие даже заговорили, что курс российской валюты «отвязался» от нефти.

Действительно, посмотрим на локальные максимумы по нефти, установленные в начале июня. 2 июня нефть марки Brent была на отметке $52,7 за баррель. Доллар в тот момент торговался чуть выше отметки 63,5 руб. Таким образом, мы получаем рублевую стоимость нефти порядка 3350 руб./барр. В дальнейшем нефть начала свое снижение, а вот рубль был достаточно крепок. И когда 18 июля доллар установил локальный минимум на отметке 62,8 руб., нефть Brent уже упала до $47/барр., то есть потеряла почти 11%, опустившись до уровня 2950 руб./барр. Это сильно противоречило наблюдавшейся в предыдущие 1,5 года динамике рынка, когда отпущенный в свободное плавание рубль послушно повторял все движения цены на нефтяном рынке.

Разумеется, у этой аномалии были вполне объективные причины, основные — налоговый и дивидендный периоды. Компании-экспортеры вынуждены продавать выручку для создания рублевых резервов под выплату налогов, а также дивидендов: по большинству крупных компаний не так давно прошли дивидендные отсечки, последним был «Газпром». И если налоговый период существует каждый месяц, то необходимость выплачивать дивиденды приходит к компаниям раз в году. В результате предложение валюты на рынке было повышенным, что и удерживало рубль от ослабления, несмотря на серьезное снижение цен на нефть. Также можно вспомнить и про повышенный спрос на ОФЗ, которые активно продавал из своего портфеля борющийся с инфляцией Банк России. Причем, видимо, спрос на ОФЗ был со стороны не только российских, но и международных игроков — этому способствует нехватка хороших активов на международных рынках. Таким образом продажа госбумаг создавала еще один канал притока на рынок валюты и одновременно — исчезновения рублей.

Но все это — временные факторы. Если же говорить о более долгосрочных, можно вспомнить, что 19 июля, когда нефть стала стоить меньше 3000 руб., состоялась встреча президента Владимира Путина и премьера Дмитрия Медведева, на которой глава государства посоветовал председателю правительства обратить внимание на укрепление рубля. Причина повышенного внимания первых лиц страны к рублю очевидна: укрепление национальной валюты означает снижение выраженных в рублях доходов бюджета от экспорта. Да и российские производители теряют свою конкурентоспособность. А поскольку в то время нефть продолжала дешеветь, рынок с удовольствием услышал этот сигнал и курс рубля пошел вниз. Но вниз относительно доллара, а не относительно нефти. К концу июля — началу августа нефть стала стоить в рублях еще ниже, чем была в середине июля. Например, на вечер 28 июля рублевая стоимость нефти марки Brent составила 2850. В начале августа стоимость нефти в рублях поднялась, однако не сильно, до 2900 руб.

Много это или мало? Вопрос, очевидно, не праздный. Вопрос рублевой стоимости нефти для нас ключевой — именно этим показателем во многом определяется наполняемость доходной части бюджета, который сейчас дефицитен, а значит, в конечном счете, способность государства выполнить свои обязательства, включая социальные. В период, когда до парламентских выборов остается месяц, а до президентских — чуть больше 1,5 лет, такие вопросы особенно актуальны. Так что вполне имеет смысл оценивать крепость рубля именно в терминах «рублевой» стоимости нефти.

С точки зрения такой логики полезно вспомнить «тучные» годы, когда с бюджетом все было в порядке. И принять, что при цене нефти $100 за баррель, 30 руб./долл. — нормальный, комфортный курс, то есть нефть с точки зрения интересов российского правительства должна стоить порядка 3000 руб. за «бочку». Переводя это на язык валютных курсов, получаем, что в текущих условиях доллар должен стоить чуть более 70 руб. Именно при таком курсе при прочих равных — объеме бюджетных трат и объеме экспорта энергоносителей — государство получит примерно ту же сумму.

Отметим, что примерно такой логики российские власти, по сути, и придерживаются в рамках процесса бюджетного планирования. Недаром в бюджет закладывается одновременно и стоимость нефти, и курс доллара — можно рассчитать доходы от нефтегазового сектора, а значит, и наполняемость бюджета. Понятно, что в данном случае речь идет о средней цене за год, но определенные ориентиры подобные точки отсчета дать могут: если с ценой на нефть будут проблемы, можно компенсировать бюджетный дефицит за счет ослабления рубля. Или, если все хорошо с нефтью и ее цена растет, можно и в резервы набирать, и рублю дать укрепиться — бюджет не пострадает. Отсюда же фактически и наблюдаемая в долгосрочном плане корреляция между ценой на нефть, выраженной в долларах, и курсом доллара к рублю.

Сейчас дефицит бюджета увеличивается и выходит за рамки максимально разрешенных значений в 3% ВВП. Его надо каким-то образом наполнять. Из вариантов — рост налоговой нагрузки на бизнес, снижение расходов. Но более простой способ — ослабление рубля, что позволит, не напрягая бизнес, а только улучшая его конкурентоспособность, увеличить поступления в бюджет от нефтегазового сектора, налоги которого рассчитываются в долларах, а платятся в рублях. Что касается возникающих при этом инфляционных рисков, то они, разумеется, существуют. Однако история показывает, что редко какое правительство отдавало сдерживанию инфляции больший приоритет, чем сдерживанию роста социальной напряженности в обществе.

Все это, конечно, грубо и не учтены некоторые факторы, однако общую тенденцию зависимости курса рубля и динамики цен на нефть можно проследить. Поэтому при среднесрочном прогнозировании курса рубля логично руководствоваться простым принципом: чем ниже стоит нефть в рублях, тем более вероятно, что при росте ее стоимости в долларах рубль не будет укрепляться, а при падении долларовых котировок — может показать опережающие темпы ослабления.