Венчурное правосудие: как инвестировать в судебные дела

Инвестиции в судебные процессы практикуются в США уже более десяти лет, а с 2017 года они доступны и на российском рынке. Сколько можно заработать на таких сделках и какие риски с ними связаны?

Фото: Mark J. Terrill / АР

Помимо венчурных стартапов и биткоина у любителей рискованных инвестиций есть еще одна возможность вложить деньги в расчете на сверхприбыль — финансировать судебные дела. Эта индустрия возникла в США в начале 2000-х годов, когда инвестиционные фонды начали оплачивать судебные издержки третьих лиц в обмен на процент от суммы иска в случае победы. Со временем эта практика перешла в интернет, где появились специальные сервисы для частных инвесторов — американские платформы LexShares, Trial Funder, Mighty и другие. На этих сайтах пользователь может выбрать судебное дело, оценить вероятность победы истца и вложить деньги, которые пойдут на оплату судебных издержек (услуг адвоката, сборов суда и т.д.). Платформа при этом удержит какой-то процент от инвестиции в качестве комиссии — обычно она составляет 10%.

В случае победы инвестор получает 15–40% от той суммы, которую суд постановит выплатить истцу. Таким образом, инвестиционная прибыль от такой операции может превышать 100%. Если же инвестор сделает неудачный выбор, он потеряет свои деньги — никаких компенсаций сервисы для финансирования судебных дел не предусматривают. Примечательно, что некоторые из таких онлайн-платформ используют технологии краудинвестинга — совместного инвестирования, когда большое количество людей вкладывают в одно и то же дело небольшие суммы. Потенциальный гонорар (те самые 15–40% от «выигрыша») в этом случае будет разделен между всеми инвесторами пропорционально их вложениям.

Мировая экспансия

Оценить объем мирового рынка инвестиций в судебные дела трудно — отрасль относительно молодая, и открытой статистики по ней нет. Однако еще в 2010 году в статье для The New York Times двое участников этой индустрии заявляли, что оборот по таким сделкам уже перевалил за миллиард долларов. Кроме того, по данным британского НКО Justice Not Profit, в 2017 году инвестиционные фонды Великобритании, которые специализируются на финансировании судебных процессов в стране, аккумулировали дел на £1,5 млрд.

Эксперты, опрошенные РБК, считают, что популярность таких инвестиций в мире будет только расти. Портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Дмитрий Михайлов выделяет три причины этого: большой объем рынка судебных споров в США (свыше $200 млрд) (в этой стране работает большинство существующих платформ для судебных инвестиций), стремление инвесторов к более высоким доходностям, а также мода на IT-сектор во всем мире. Исполнительный директор IT-компании Visabot Артем Голдман добавляет, что развитию судебных инвестиций будет способствовать как распространение новых технологий, так и увеличение количества дел, в которых представитель малого бизнеса выигрывает процесс против крупных участников рынка.

Кроме того, этот рынок постепенно становится все более организованным: так, в январе 2017 года парламент Сингапура легализовал инвестиции в юстицию, а в 2016 году с рекомендациями о подобных изменениях в праве выступила Комиссия по правовой реформе Гонконга.

Российский рынок

В России индустрия судебных инвестиций находится на стадии зарождения. В начале 2017 года запустился первый российский онлайн-сервис, работающий в этой отрасли, — Platforma. Как и на американских аналогах, пользователь этого сервиса оплачивает судебные издержки истца, получая взамен до 40% от «выигрыша». За свои услуги платформа берет комиссию в 10% от суммы инвестиции. Входной порог для инвестора варьируется: по состоянию на 22 марта 2017 года в архиве закрытых кейсов сервиса были представлены дела в диапазоне инвестиций от 500 тыс. до 14 млн руб. Как сообщается на сайте Platforma, по делу, требующему инвестиций на 14 млн руб., сумма иска составляла 166 млн руб., а инвестор в итоге заработал 150% от суммы своих вложений. Возможности совместного инвестирования в кейсы на сайте пока нет.

Каждый судебный иск перед регистрацией на платформе проходит тщательную экспертизу с привлечением сторонних специалистов, отмечает основатель сервиса адвокат Ирина Цветкова. Региональных ограничений в сервисе нет — некоторые дела рассматриваются в юрисдикциях других стран. «Мы берем дела только с шансами успеха более 70%, но, конечно же, никаких гарантий нет», — говорит Цветкова.

По ее словам, сервис ориентируется на западные платформы и в дальнейшем помимо экспертизы от профессионалов планирует использовать нейросети. Эта технология позволит анализировать успешные дела и оценивать потенциал к победе у новых кейсов для инвестиций. Данных для полноценного big data анализа пока не хватает, но переговоры с разработчиками уже ведутся, подчеркивает Цветкова. Количество инвесторов на платформе и статистику успешных дел она не раскрывает. Впрочем, американские сервисы тоже пока не публикуют открытую отчетность с такими данными.

Этические вопросы

Отношение к инвестициям в судебные процессы по-прежнему неоднозначное: зачастую их считают не только высокорискованными, но и неэтичными. Так, в 2012 году Торговая палата США назвала их в своем докладе «угрозой эффективному управлению гражданской юстиции в Соединенных Штатах». По мнению ведомства, неконтролируемые инвестиции в судебные процессы могут привести к увеличению количества судебных исков и стать инструментом для сведения счетов с недоброжелателями при помощи исков третьих лиц.

Страхи чиновников частично воплотились в жизнь в 2016 году, когда стали известны подробности конфликта основателя PayPal Питера Тиля с американским таблоидом Gawker. В 2007 году издание опубликовало материал о сексуальной ориентации Тиля, после чего предприниматель нанял команду юристов для поиска и финансирования дел других оскорбленных таблоидом людей. Самым известным эпизодом стал иск от американского рестлера Халка Хогана — издание в 2012 году опубликовало домашнее порно Хогана, за которое тот отсудил $140 млн. В результате издание разорилось из-за большого количества судебных разбирательств и закрылось в 2016 году. Сам Тиль считает свой крестовый поход против таблоида исключительно благородным делом, но СМИ уже успели упрекнуть его в угрозе свободе слова.

Основные риски

Управляющий инвестиционным портфелем Фонда развития интернет-инициатив Сергей Негодяев считает, что главной проблемой всех платформ для судебных инвестиций является непрозрачность системы оценки рисков при выборе кейса для финансирования. Это роднит их с сервисами по кредитованию без посредников — такими как LendingClub, которому в свое время пришлось отвечать на претензии к безопасности операций со стороны Комиссии по ценным бумагам и биржам США, напоминает эксперт. По мнению Негодяева, из-за своей непрозрачности инвестиции в судебные дела сопряжены с еще большими рисками, чем финансирование венчурных стартапов.

Михаил Будашевский из юридической компании «Хренов и Партнеры» добавляет, что инвестор в судебные дела практически не защищен от обмана со стороны платформы. «Если инвестор будет вынужден обращаться в суд за выплатой причитающегося ему вознаграждения после выигрыша дела, то перспективы такого иска будут неоднозначны», — предупреждает он. По словам юриста, суд может настороженно отнестись к столь нестандартной форме инвестирования и взыскать с платформы лишь ту сумму, которую фактически предоставил инвестор. С ним согласен Дмитрий Михайлов из УК «Альфа-Капитал», который отмечает, что инвестор не защищен от махинаций. А вот остальные риски у этого вида инвестиций мало чем отличаются от вложений в венчурные стартапы. «В целом это типичный венчур. У инвестора небольшие шансы на успех, но куш может быть большим», — заключает финансист.