Заседание ФРС в сентябре: конец жаркого сезона для рискованных активов

На заседании 20–21 сентября ФРС примет решение, которое может обрушить рынки рискованных активов, уже начавших переход к понижательным трендам

Главные мировые центробанки достигли предела в своей стимулирующей политике и больше не хотят в одиночку тянуть вверх экономику и финансовые рынки.

Фондовые рынки, которые ставили этим летом все новые и новые рекорды по уровням цен акций и глубине отрицательных ставок по гособлигациям крупнейших стран (G-3: США, Японии и Германии), развернулись после конференции ФРС в Джексон Хоул (американский горнолыжный курорт в Вайоминге, где традиционно проводятся эти встречи). Как часто и раньше бывало в истории ФРС, идею скорого возвращения цикла повышения ставок в массы запустило не первое лицо американского регулятора.

Сначала самые авторитетные главы из региональных ФРБ, Джеймс Буллард и Уильям Дадли, а потом и зампред Стенли Фишер начали активно агитировать за то, что время для повышения пришло. Позже и глава ФРС Джанет Йеллен условно примкнула к этому лагерю. Впрочем, она воздержалась от точного указания времени, в отличие от Стэнли Фишера, который призвал поднять ставку два раза — как в сентябре, так и в декабре.

Уже одно это высказывание стало большим сюрпризом для рынка, который до того был практически уверен, что ставки в этом году уже не поднимут. В итоге резко повысилась вероятность повышения ставки как в сентябре, так и по итогам еще двух заседаний в этом году (эта вероятность впервые с Brexit превысила 50% и достигла 65%).

После того как и глава ЦБ Японии Харухико Курода, и глава ЕЦБ Марио Драги отказались расширять программы монетарного стимулирования экономики, а в лагерь «ястребов» — сторонников повышения ставки ФРС перешел известный «голубь» Эрик Розенгрен, на рынке появились опасения, что центробанки стран G-3 согласовали решение постепенного выхода из стимулирующего состояния своей политики. Для ФРС это означает возврат к циклу повышения ставок. В результате индекс S&P-500 упал 9 сентября на величину, сопоставимую с падением после Brexit, а рост ставок по облигациям аналитики назвали обвалом на рынке облигаций.

Из-за этого обвала, возможно, и последовали в понедельник, 12 сентября, выступления члена совета директоров ФРС Лайел Брайнард и главы ФРБ Миннеаполиса Нила Кашкари (бывший вице-президент Goldman Sachs, кстати), которые значительно понизили градус высказываний по поводу перспектив повышения ставки на следующей неделе. Так что к 14 сентября вероятность повышения ставки в сентябре вновь опустилась к минимумам около 20% (от 40% на конференции в Джексон Хоул), а вероятность хоть одного повышения до конца года опустилась к 54%. Реально же такая вероятность близка к нулю, так как никто не решится ее предложить сегодня.

Что же все-таки произойдет 20–21 сентября? Точно можно сказать только то, что решение не будет консенсусом — кто-то точно выступит против финального решения. История показывает, что диссидентами часто бывают главы региональных ФРБ, мнение которых рынок обычно игнорирует (это не касается главы Нью-Йоркского ФРБ, но он всегда идет в одной упряжке с советом директоров ФРС). Последний раз член совета директоров Эдвард Грамлих встал в оппозицию аж в 2002-м. Сейчас же ситуация для Джанет Йеллен тяжелая: с одной стороны, ее заместитель Фишер явно высказался за повышение ставок, да еще и не один раз, а с другой, член совета директоров Лайел Брайнард в понедельник дала понять, что не думает о повышении ставок.

Мы попробовали модифицировать предложенную Bloomberg классификацию членов ФРС по степени их склонности повышать («ястребы») или не повышать («голуби») ставки, а также субъективно присвоили веса каждому члену в зависимости от его влияния на принимаемое решение. Получился «Фед-о-метр» до и после конференции в Джексон Хоул (ДХ). Учитывались выступления и комментарии за последние несколько месяцев. Получается, что средний градус высказываний сместился за последнее время с преимущественно «голубиного», до слегка «ястребиного» (если бы Лайел Брайнард поддержала коллег, то было бы до преимущественно «ястребиного»).

Нам кажется, что этого недостаточно для принятия решения о повышении ставки, особенно когда рынок этого не ждет. Однако переход в группировку «ястребов» таких тяжеловесов, как Стэнли Фишер, Уильям Дадли и Эрик Розенгрен, создает высокий риск, что даже если ставку оставят неизменной, то финальное коммюнике будет таким, что рынок поймет — после почти годичного перерыва возобновляется цикл повышения ставок ФРС.

Это неизбежно приведет к росту курса доллара, ставок по облигациям и значительному падению всех рискованных активов (сырье, акции, валюты и облигации развивающихся стран). Они показали в этом году феноменальный рост стоимости, который основывался на уверенности, что ставки долго не будут высокими. Рынки снова вспомнят про Fragile Five (Индонезия, ЮАР, Бразилия, Турция и Индия)  — страны, крах финансовых рынков которых весьма вероятен и подтолкнет остальных.